Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Не знаю, откуда это во мне возникает. Просто закрываю глаза и......

Лиловый сумрак за окном иль синий бархат ночи....
Безумный свет луны не затмевает вопросительного знака фонаря - придет или не придет?
О как томительны Пьеро последние минуты ожиданья Коломбины!
Займемся ж подготовкой встречи!
Вот шелк фиалковый ложится на овальный стол.
И в белой пене кружева салфеток утопают тарелки с золотистою каймой.
И трепет язычков свечей, переломившись в хрустале бокалов,
Мерцая и играя бликами cтихает, гаснет, засыпает в серебре приборов.
И завершающий аккорд - три белых лилии плывут в широкой низкой вазе,
Распространяя аромат восточной неги.

Она ведь сладкоежка, Коломбина? Порадуем ее десертом, мой Пьеро.
Освободим банановую нежность из темницы кожуры,
Порежем и отправим в жар сковороды,
Помешивая, жарим и смешаем с сухарями, орехами, корицей и гвоздикой.
И в завершение добавим 4 капли Амаретто.
О! Этот горький запах цианида навевает
Воспоминания о леди Макбет, Борджиа, Гертруде.
Что значит страсть без капли яда в ней?!!
Растопим масло, раскатаем тонкие слоеные листы - Ах как податливы они в мужских руках!
Уложим в форму, смазывая маслом и начинкой, а верх - желтками -
И отправим в раскаленное горнило пЕчи, свершать таинственное чудо выпеканья.

Салат! Вот главное на свете! К нему мы приступаем в упоенье, мой Пьеро.
В нем все есть - хрусткий холод листьев айсберга,
И мягкость сыра - белого и пресного. Вот для него достойная оправа -
И сладость ананаса, и загадочная грушевая плоть, что уплотняется к середке!
И простота моркови, нарезанной тончайшею соломкой.
Все радует в нем глаз - вот в хаосе зеленого салата пластинки сыра,
Кубы ананаса с грушей, тончайшие морковные лучи - лучи дневного света.
И завершая формы - яркие шары томатов черри и овалы - пинии.
Из хаоса цветов и форм мы создадим гармонию единства,
Пролив животворящую заправку - оливковое масло и бальзам из древних стен Модены.

Осталось нам совсем немного, мой Пьеро.
Поскольку мы сегодня вечером творим свой мир -
Вот рыба, назовем ее лососем, из райских рек она наверняка, прозрачных и поющих.
Достойным обрамлением к ней возьмем же фруктов из садов Эдема.
И назовем полученное блюдо "Искушенье Евы".
Итак, филе. Взобьем белки в белейшую из пен и окунем туда филе,
Потом в миндальную белейшую же стружку,
Затем на раскаленной сковороде дадим зазолотиться стружке и окрепнуть корочке,
Скрывающей нежнейшую начинку рыбного филе.
И на тарелку выложим - дадим ей отдохнуть, набраться аромата в ожиданье трапезы.
Займемся фруктами теперь.
Возьмем два вида винограда -
Один лиловый, крупный, с толстой кожурой - его разрежем пополам и вынем косточки.
Другой пусть будет белый, мелкий, нежный, без косточек - вот сущности гарнира.
Добавим звезды с неба - карамболу,
И персики - царей средь фруктов!
Все вместе высыпем в сковороду, обжарим и вливаем рому, дикого, ямайского и поджигаем!
Раскладываем к рыбе.

Ожиданье чуда нарастает до предела!
Чу! Слышится звонок в прихожей!
Пьеро! Дыша духами и туманами, в проеме двЕри показалась Коломбина..., Лета..., Лорелея...!

И занавес кипенно-белой кисеи, колышась, падает на сцену, скрывая все дальнейшее......